Участники Fashion Never Cries рассказали о жизни на самоизоляции
закрыть
Мода и красота

Участники Fashion Never Cries рассказали о жизни на самоизоляции

Fashion Never Cries

11 дизайнеров приняли участие в онлайн-проекте Fashion Never Cries, рассказывающем о жизни модельеров на самоизоляции. Авторы проекта задали участникам ряд вопросов, благодаря которым удалось лучше узнать о жизни дизайнеров в период изоляции. 

Fashion Never Cries

Fashion Never Cries: Какова история и философия вашего бренда?

Джемал Махмудов (MD Makhmudov Djemal)

Символом бренда MD Makhmudov Djemal я вижу женщину, которая должна быть всегда первой. Вообще моя мечта – создавать вещи для первой леди страны. Хотелось бы красиво и правильно раскрыть ДНК образа первой женщины России, потому что у нас в стране отсутствует сама культура первой леди, как в советское время, так и сейчас. Может быть, поэтому мода в РФ не считается чем-то важным.

Надежда Юсупова (Speranza Couture)

Изначально я владела именно свадебным бутиком Wedding Rooms, в котором представляла исключительно иностранные бренды. В конце 2014 года курс евро вырос, я понимала, что с января наступит свадебный сезон, и, возможно, нам будет недостаточно ассортимента платьев. Поразмыслив пару недель, я приняла решение о создании собственного антикризисного свадебного бренда. Уже 11 марта 2015 года я выпустила первую коллекцию своего бренда Speranza Couture под названием «История любви», которую я посвятила реальной истории своих чувств.

Тимур Хамраев (Timur Hamraev)

Я представляю себя как авангардного художника в костюме, поэтому я считаю, что костюм – это именно искусство, а не какой-то масмаркет, а мода – не просто бизнес. Последнюю коллекцию «Русский тренд» я посвятил своей младшей сестре Кристине. Она погибла в прошлом году от руки своего молодого человека. С того момента как стало известно о смерти сестры, я не работал полгода. Коллекция «Русский тренд» для меня обозначает революцию обретения нового смысла в моей жизни и творчестве.

Эльнара Жусупова (Elsobo)

Философия Elsobo навеяна самой природой, в тканях мы используем натуральные оттенки: цвет моря, песка, вечернего заката.

Fashion Never Cries
Эльнара Жусупова

Наира Арутюнян (Naira Arutyunian):

В моём случае все вышло как в сказке: я вернулась в свою профессии после десятилетнего перерыва, а поспособствовала этому моя любимая страна – Италия. После выпуска из университета я работала совершенно в другой сфере, владела популярным салоном по свадебным декорациям. И вот, в 2017 году я получила приглашение на участие в Римской Неделе моды, и уже 3 апреля 2017 года я провела свой первый «взрослый» показ! Кстати, именно после этого, датой Рождения своего бренда Naira Arutyunian я считаю день показа – 3 апреля. В каждое изделия своего бренда, начиная от толстовок и заканчивая кутюрными платьями, я вкладываю три вещи: женственность, элегантность и роскошь. Мы часто используем ручную вышивку, которая подчеркивает эксклюзивность и роскошь, потому что это есть в каждой девушке, главное – это удачно выделить.

Анна Скороходова (Anna Skorokhodova Accessorize)

Я убеждена, украшения – это те элементы, которые дарят эмоции, а ведь так важны эмоции в современном мире! Они дают некий импульс, который помогает стремиться к своей цели, это и есть философия ANNASKOROKHODOVA ACCESSORIZE.

Данил Яковлев (Dast):

Философия бренда DAST заключается в создании простых понятных вещей с эксклюзивными индивидуальными деталями. То есть вещь не ради вещи, а вещь ради смысла!

Fashion Never Cries
Данил Яковлев

Fashion Never Cries: С какой книгой или кинофильмом ассоциируется ваш бренд?

Надежда Юсупова:

Я 12 лет живу в Москве, и для меня сейчас наступило время перемен, я начала писать свою книгу, которая будет называться «Хочу, могу и буду». Хочу – это и есть то, чем я занимаюсь: я открыла лучший свадебный бутик России, я создала лучший свадебный бренд России. Могу – я могу делать все сама, мне никто не помогал, все трудности я проходила в одиночку. И буду – буду иметь то, что я хочу и к чему стремлюсь.

Ольга Стопычева (STOPYCHEVA):

Вообще, я не позиционирую бренд с какой-то определенной книгой или кинофильмом, но я вполне могу сравнить своих клиенток с героиней сказки о Золушке, когда прекрасная девушка превращается в принцессу: надевает восхитительное платье и все гости сразу обращают на неё внимание.

Эльнара Жусупова:

Свой бренд я ассоциирую с книгой «Дневник обезьянки» Джейн Биркин. Я, как создатель бренда, тоже пишу свою историю. И каждый из вас, прикасаясь к бренду, становится моим соавтором.

Тимур Хамраев:

Мой бренд ассоциируется с фильмом «В джазе только девушки». Потрясающий фильм: с юмором, с переодеваниями и неожиданными комедийными поворотами. Также и в моем бренде – я из коллекции в коллекцию пытаюсь как-то удивить и перевоплотиться, но в конечном итоге остаюсь самим собой.

Fashion Never Cries
Тимур Хамраев

Тиана Вернер (Tiana Verner):

Мой бренд ассоциируется у меня с книгой и фильмом о Коко Шанель. Она была сильная, независимая личность, не боялась делать революцию в моде и открывать что-то новое. Я делаю также – привношу в моду новшества, предлагаю прогрессивные, творческие решения образов.

Fashion Never Cries: Почему вы выбрали самоизоляцию?

Анна Краснер (Anna Krasner):

Информационная политика у нас такая, СМИ транслируют, что в Белоруси все хорошо: президент ходит без маски, проводит парад. И в то же время – слушаешь новости от знакомых из больницы…. И они говорят, что все очень плохо. В такой ситуации принимаешь ответственное решение и остаешься дома. У меня иммунитет хороший, у детей тоже, но есть бабушки-дедушки, и исход для них может быть самым худшим. Есть статистика, которая в прессе, а какая на самом деле – не понятно. Например, у меня друг врач-реаниматолог, занимался с «COVID»-больными, он и вся его семья переболели коронавирусом. И ему не хотели ставить «COVID»! А когда брали анализы, допускали врачебную ошибку, лишь бы не подтвердить диагноз….

Ольга Стопычева:

Ещё не изобрели средство, которое будет бороться с коронавирусом, и если буду болеть я, то моё производство встанет, и будут ещё большие убытки. Поэтому я, как лидер своей команды, предпочитаю сидеть дома, оставаться в семье и заниматься бизнесом на удалёнке.

Анна Скороходова:

Моя команда осталась дома, и, несмотря на все сложности, продолжает творить, чтобы ускорить процесс выздоровления и очищения мира от всей этой заразы, для того, чтобы у нас всех было будущее. Мы выбрали самоизоляцию для того, чтобы постараться спасти мир.

Fashion Never Cries: Насколько важна фэшн и арт-индустриям помощь государства вообще и особенно в ситуации COVID-кризиса?

Джемал Махмудов:

Если честно, есть ощущение, что мы нашей стране не нужны. Я вообще не понимаю, что обозначают слова «поддержка государства». За все время создания своего бренда, ни разу не видел какую-то поддержку государства. И пока люди, находящиеся у власти в России, не будут готовы создавать законы и условия во благо общества, а будут думать только о себе, пока мы сами не воспитаем в этой стране здоровый государственный менталитет, ничего у нас не поменяется.

Fashion Never Cries
Джемал Махмудов

Ольга Стопычева:

В условиях коронавирусного кризиса – ответ очевидный. Помощь нужна. А вообще, я считаю, что государство должно помогать дизайнерам, но не всем. На мой взгляд, если дизайнер отработал более чем три года, показал себя, имеет какие-то результаты, то он может рассчитывать на помощь со стороны власти. Свой бизнес я начинала сама, со своих лично заработанных денег. Так почему государство на деньги налогоплательщиков должно помогать тем, кто от нечего делать хочет себя попробовать в этом бизнесе?

Анна Краснер:

Хотелось бы получать помощь реальную, но ее как раньше, так и сейчас нет. Хотя бы вспомнить историю из детства: в 1986 году я была шестилетней девочкой, случился Чернобыль, а на следующий день пошел дождь, такой желтенький. Несколько дней мы сидели дома, и эти ощущения опасности и страха у меня остались до сих пор. А теперь наш президент говорит, что мы будем разрабатывать земли, которые пострадали от атомной станции больше всего, что будем там выращивать что-то, разводить животных, пилить лес. Я в шоке, лес накопил радиацию, и производить из него мебель просто убийство. Люди собирают подписи, пишут петиции, но повлиять невозможно, за нас все решили. Страшно? Да, очень, и приходится мириться с реалиями Белоруссии.

Анна Скороходова:

В период самоизоляции fashion-коммьюнити очень сплотилось, даже бывшие конкуренты продвигают друг друга: делают взаимопиар, помогают в маркетинговых позициях. Одно могу сказать точно: пока у fashion-индустрии есть только fashion-индустрия, мы держимся и идём дальше.

Fashion Never Cries: Как психологически себя настроить, чтобы продуктивно и комфортно пережить карантин?

Ольга Стопычева:

Мы начали шить домашнюю одежду. И если раньше моя основная линейка состояла из вечерних и выходных нарядов, то сейчас это повседневная домашняя одежда. Я никогда бы не подумала, что стильные спортивные костюмчики своего бренда буду носить дома. Но я надеюсь, мы скоро вернёмся к пошиву шикарных вечерних платьев (улыбается).

Тиана Вернер:

Я считаю, что во время самоизоляции нужно заниматься саморазвитием. Если к эпидемии сложно быть готовым, то к выходу из карантина подготовиться совершенно реально. Мир не станет прежним, поэтому, возможно стоит изучить новую профессию, например, в сфере онлайн. Тогда появится дополнительный заработок.

Появились ли какие-то новые увлечения, личностные открытия во время самоизоляции?

Надежда Юсупова:

Я приняла решение пойти на курсы обучения построения собственной онлайн-школы, так как опыта и знаний я набрала, пора бы начать ими делиться. И этого не произошло бы без карантина. Также за эти полтора месяца я запустила свой товар на американском маркетплейсе.

Тимур Хамраев:

Я для себя лично открыл себя, как онлайн-спикера. В своём театре моды, где я ранее учился, сейчас читаю небольшие лекции для девушек о проблематике fast-fashion (быстрая мода, прим. редактора), об экологии и т.д. Я стараюсь донести серьёзные вещи простым языком. И для меня это большое открытие – попробовать себя в роли педагога.

Виктория Плужник:

На самоизоляции я открыла для себя… и в себе волонтёрство. Сначала я шила маски для знакомых врачей. А потом мне, через социальные сети, предложили помочь приюту для собачек. Я шила маски, работники приюта их продавали, и все вырученные деньги шли на корм собакам.

Fashion Never Cries
Виктория Плужник

Fashion Never Cries: Все обсуждают действия властей по устранению распространения инфекции. Если бы вы были президентом РФ, чтобы вы предприняли? Как бы строилась ваша стратегия по устранению проблемы коронавируса?

Джемал Махмудов:

Я думаю, ошибка нашего правительства состоит в том, что, изучив ситуацию, которая была в Китае, нужно было закрыть первыми границы со всеми странами для того, чтобы не было возможности распространения этого вируса. И если в другой стране эпидемия, то нужно поддерживать уровень своего здравоохранения на очень высоком уровне.

Надежда Юсупова:

Думаю, придёт время, мы узнаём правду о вирусе, узнаём, для чего это все было сделано, зачем обрушили такое количество бизнесов. Кто-то будет закрываться из-за нервного срыва, у кого-то не будет возможности наладить продажи, кто-то не справится с убытками. У нас ещё такой поток негативной информации из телевизора идёт, нас запугивают, обязывают носить маски и перчатки, иначе штраф! Лично я не надеваю маску, и делаю это принципиально, я не ощущаю сильной опасности, вирус есть, но не в тех масштабах.

Наира Арутюнян:

Прошло уже много времени с момента начала самоизоляции, и у многих состояние плачевное, как финансово, так и морально. Я очень горжусь своей страной, тем, что родилась здесь, выросла и реализовалась, поэтому хочется, чтобы мы были на голову выше других стран. Но когда созваниваешься с друзьями и близкими, которые живут загранице, узнаёшь, что каждый член семьи у них получил достойное пособие в период карантина, становится обидно. А что насчёт изначальных мер: мы все видели, как с Запада на нас надвигается волна, называемая пандемией коронавируса. Может быть, стоило в самом начале карантина ввести строгие меры, и тем самым не дать вирусу распространиться так сильно в России.

Fashion Never Cries
Наира Арутюнян

Тимур Хамраев:

Я считаю, что правительство старается сделать все, что возможно для нас. Просто нужно всем объединиться.

Если бы сложилась ситуация, в которой вы не могли больше работать дизайнером, чем бы вы занимались?

Джемал Махмудов:

Наверно, преподавал бы. У меня уже есть опыт: я периодически читаю лекции в разных вузах, колледжах по России. До распространения вируса я даже думал создать свою школу, потому что многие хотят ко мне пойти учиться, набраться опыта, но у меня никак не доходили руки, поэтому пока готовлюсь расписать программу курса. А так, моя мечта – на пенсии создавать кукол, потому что мне нравится чувствовать образы, рисовать их, пробовать лепить. Я буду кукольником, создам себе мир, иллюзию сказки и уйду в него!

Тиана Вернер:

Я бы создала онлайн-город, с онлайн-мафией (смеётся).

Fashion Never Cries
Тиана Вернер

Ваши пожелания читателям

Джемал Махмудов:

В первую очередь, я желаю людям здоровья, и ещё понимания, что наша жизнь непредсказуема, и главное – не предавать себя. Ситуация, которая сейчас случилась со всем миром, показала, что успех не играет никакой роли, ты можешь достичь оглушительного успеха и в одну секунду остаться ни с чем. Поэтому так важно оставаться цельным и искренним.

Надежда Юсупова:

Хочется пожелать всем – не теряйте самообладание! Сейчас действительно сложное время, все начнет проясняться, когда закончится карантин, но поверьте мне, всегда есть выход! И, пожалуйста, побольше улыбайтесь, ведь улыбка – это залог здоровья и красивого лица.

Анна Скороходова:

Сейчас, то самое время, когда ваша мечта очень близко, и вы можете её осуществить.

Фотограф: Юлия Чернова 

Участники Fashion Never Cries рассказали о жизни на самоизоляции

Теги: Fashion Never Criesинтервьюмодапроект