Отец этно-электроники лидер группы Deep Forest Эрик Муке вдохновился на альбом Deep Russia – Образ Жизни. Москва
закрыть
Образ Жизни

Отец этно-электроники лидер группы Deep Forest Эрик Муке вдохновился на альбом Deep Russia

Отец этно-электроники лидер группы Deep Forest Эрик Муке вдохновился на альбом Deep Russia

Эрик Муке планирует стать амбассадором и хедлайнером Всемирной Фолклориады, которая пройдет в России в 2020 году в Уфе. Обладатель двух премий «Грэмми» и создатель жанра «world music», возвращаясь из своей поездки по Deep Russia, рассказал, что может быть общего у индейцев Америки и башкир России и чего никогда не встретить в Европе.

Похоже, пришел черед голосам и ритмам России прозвучать в альбоме Deep Forest? Откуда летите?

Я был в потрясающей насыщенной поездке по Башкортостану, целую неделю гостил на фестивале «Сердце Евразии», куда съехались со всего мира этно-исполнители – африканцы, мексиканцы, китайцы, не считая весь богатый набор ансамблей бывшего СССР и самой России. Я в восторге! Я был шокирован количеством ваших национальностей в одной стране. В одном только Башкортостане их более 100, и все живут весело и толерантно, разные религии и поколения, разные традиции и язык. Так искренне… ВоФранции мы так не умеем, все супер осторожные, а страх рождает нетолерантность.  Россия для меня в этом смысле – вдохновение.

Вы собирали по всему миру необычные инструменты и голоса. Что нашли у нас?

У меня уже есть пара песен с мордовским женским этно-коллективом «Ойме». В Уфе меня поразили «курай» — это такая легчайшая флейта с трансовым звуком и горловое пение, прямо из глубины души. Мы как-то волшебно, почти без репетиции, соединились с этими музыкантами и исполнили в Уфе под всеобщий экстаз на концерте «Этноночь» под открытым небом Sweet Lullaby и Sing with birds. Я до сих пор под впечатлением.

Отец этно-электроники лидер группы Deep Forest Эрик Муке вдохновился на альбом Deep Russia

А помимо музыки?

В Уфе я попал на красочный «День национального костюма» с более 500 участниками разных регионов и стран. Меня засосало в самую гущу праздничного парада, который закончился танцами под народную музыку на площади. Такая эйфория! У нас в Европе колорита народов и культур нет, всегда в этом смысле завидовал неевропейцам.

Что ждать в будущем альбоме?

Я хочу соединить в драйвовую композицию курай и целый хор этих певцов горлового пения. Это похоже на горловую игру индейцев-инуитов Северной Америки. Для меня главное — быть с музыкантами из других стран на одной волне, одном настроении, без слов. Так было в Африке (где у меня масса друзей теперь), Белизе (где я попал на обряд вуду, записывая музыку народа «гарифуна»), Мексике, Индии, теперь Башкирии. Когда теплота зашкаливает и атмосфера несет по волнам, тогда создаются любимые всеми хиты.

Кстати, как родилась знаменитая Sweet Lullaby?

В детстве я ходил слушать в музыкальный магазин коллекцию ЮНЕСКО 50-х годов с песнями со всего мира. Меня поразили африканские звучания голосов пигмеев. Однажды я смиксовал напевы с синтезатором, для прикола. Тогда меня никто не знал, я играл песни на заказ в ресторане и записывал «джинглы» для рекламных роликов в студии. Как-то я включил запись Lullaby в пустой студии, для себя, ее случайно услышала одна продюсер. Так, написав трек в пятницу, в понедельник я проснулся известным. В то время были Майкл Джексон, Марайя Керри, никому не интересен был Deep Forest. Но один человек в Sony взялся, и первый же сингл стал международным бестселлером. Я по-прежнему обожаю играть эту песню на публике. Потом были песни Заира, Камеруна, Центральной Африки, Бразилии, Индии, Японии, Монголии.

Что сейчас нового в электронике? 

Новая фишка — комплексный аппарат «модульный синтезатор», на моих концертах он выглядит, как машина времени с проводами, а дома он занимает вообще целую комнату и сотни шнуров. Интереснейшая машина: вроде бы возвращает обратно к началу электронной музыки, аналоговым технологиям, но с помощью цифровых создаёт принципиально новые звук и текстуры. Можно миксовать из обеих областей, за счёт такого синтеза использовать разные фильтры, которые создают звучание любого инструмента! Вместо классических барабанов я на нем делаю, например, пульсацию.

Что еще используете?

Волшебная вещь — «гранулярный синтез», который комбинирует голоса, так, увеличивая их, можно дойти до основы и манипулировать ими. Это пока еще underground. Но сочетание акустической музыки и компьютерных технологий всегда очень перспективно. Что касается нашего жанра «world music», В Европе он немного устарел. В Китае есть замечательная артистка Sa Dingding, в Японии — Титосэ Хадзимэ, в Украине — Onuka и многие другие.

Какие планы дальше?

Довезти эти 15 кг меда до Франции! (смеется). В Башкирии мне дарили его абсолютно все. Очень трогательно, даже обычный зритель, узнав меня на улице, побежал в ближайший магазин и от всех простых жителей подарил банку мёда. Тепло людей там зашкаливало, как и искренность и самобытность. Впереди концерты в Канаде, Австралии и Новой Зеландии, Египте. Есть планы на большой тур в следующем году, помимо Москвы и Питера: Уфа, Казань, Самара, Удмуртия, Мордовия, Чувашия. Презентовать новый материал хочу на концерте под открытом небом «Симфоночь» в июне в Уфе с национальным симфоническим оркестром народных инструментов. Ничего подобного ранее я не делал.

Отец этно-электроники лидер группы Deep Forest Эрик Муке вдохновился на альбом Deep Russia

Беседу вела Диана Томилова

Теги: Deep Forestмузыкауфаэтно