Никас Сафронов: на земле и на небе - картины, побывавшие в космосе - Образ Жизни. Москва
закрыть
Звездный путь

Никас Сафронов: на земле и на небе — картины, побывавшие в космосе

WhatsApp Image 2022-06-23 at 13.31.13

Искусство не имеет границ, сегодня это уже подтвердил Народный художник России, Академик Российской академии художеств, Профессор Никас Сафронов, ведь его картины есть даже в метавселенной и не только. Редакции «Образ жизни. Москва» стало известно, что 3 картины художника находятся до сентября в космосе на борту корабля «Союз МС-21».

15 июня в рамках вечеринки по случаю открытия Петербургского международного экономического форума состоялся аукцион, на котором были выставлены NFT-картины.

Картину Никаса Сафронова «Зимняя Москва в год Тигра» купили за 5 млн рублей. При этом, помимо цифровой копии картины, покупатель получит и оригинал на холсте по возвращению картины из космоса, так как она является одной из тех трех картин, которые оказались за пределами нашей реальной Вселенной.

Сегодня в интервью у Никаса мы узнаем, как его творчество распространилось за пределы всех Вселенных.

С какой картины\рисунка вы поняли, что началось ваше творчество?

— Я скажу по-другому: не с картины, а со сна. Когда я учился уже на третьем курсе художественного института, мне приснился сон: гуляю я по галерее,

где висят мои картины, которые в реальности я еще не написал, а со мной ходит некий дед, который все время делает замечания: здесь — цвет не тот, здесь — графика не такая… Где-то я соглашаюсь, а где-то спорю. В один момент хочу посоветоваться с дедом, смотрю по сторонам, а его нет. Поднимаю голову вверх и вижу, что он улетает. И это оказался не просто дед, а сам Леонардо да Винчи! Я кричу ему: «Куда ты, Леонардо…?» Он молча бросает мне шар, и я ловлю его… В этот момент я просыпаюсь и понимаю, что состоялся как художник. До этого я видел себя кем угодно: летчиком, пиратом, поваром. космонавтом, но только не художником… А после этого сна, каким бы героем во снах я ни был, я всегда знал, что я — Никас Сафронов, будучи пиратом или летчиком, слежу за этим морем или небом именно, как художник. И просыпаясь, вспоминаю детали и перевожу их на холст.

В какой момент пришло осознание известности или популярности?

— Наверное, после того, когда меня в 1988-89 году меня пригласил к себе в программу «Взгляд» Влад Листьев. Он сделал обо мне большой сюжет. После этого меня стали узнавать на улице. Тогда было достаточно даже одного раза сняться в хорошей программе, чтобы тебя заметили.

У каждой уважающей себя звезды сегодня в коллекции есть картина или портрет от Никаса Сафронова, есть ли те, кому вы отказывали в написании портрета или продажи картины?

— Как профессионал, я редко отказываю.  Мне как художнику интересны все. Как позитивные, так и негативные персонажи. Художник — это некий историк, который через свое творчество фиксирует то время, в котором он живет. Конечно, я бы не стал писать, скажем, Чикатило или Герострата, который сжег Храм Артемиды, чтобы через мое творчество эти люди не оставались в истории. Но были и реальные случаи, когда я отказывал. Это скорее исключение, чем правило. Причина отказа может быть в предвзятом отношении заказчика к моей работе. Или это человек, у которого настолько негативная энергетика, что ты понимаешь: общаясь с ним, ты теряешь часть своей жизни. Но таких случаев в моей жизни было 2-3.

Как ваши картины оказались в космосе?

— Олег Артемьев, командир экипажа, летчик-космонавт, Герой России является поклонником моего творчества, и он выразил желание взять с собой на борт мою картину.

Каким образом отбирались «космические» картины?

—  Картина должна была отображать духовность и в то же время так или иначе должна быть связана с космонавтикой. В связи с этим мне было предложено написать картину Храма Преображения Господня, который расположен в Звездном городке, так как он является символом Звездного городка. Я написал такую картину, но после этого произошли известные события в мире, и для поддержания патриотизма я написал одну картину «Главный Храм Вооруженных сил России», вторую картину «Собор Воскресения Христова» с Георгием Победоносцем на небе, а третья картина – это «Зимняя Москва в Год Тигра», где изображен Собор Василия Блаженного, который воплощает русский дух, и является как бы логическим завершением этого духовного православного цикла.

Как проходила транспортировка картин в космос?

— Олег Артемьев взял картины с собой с личными вещами. Я высоко оценил этот поступок, потому что вес личного багажа очень ограничен и космонавт берет с собой самые дорогие ему вещи.

Необходим ли какой-то особый уход за Вашими картинами, которые сегодня находятся в космосе?

— Никакого особого ухода за картинами не предусмотрено. Но есть один интересный момент. Одна из картин, а конкретно это «Зимняя Москва в Год Тигра» даже побывала в открытом космосе. И по сравнению с другими вещами, например, Олег взял с собой в открытый космос еще фотографию рисунка космонавта. Моя картина благополучно вернулась на борт МКС, а вот фотография под воздействием окружающей среды была безвозвратно потеряна.  На данный момент все три картины находятся в личной каюте космонавта. И хотя первоначально предполагалось, что картины вернутся на Землю через 2 месяца, Олег Артемьев попросил, чтобы они остались с ним до конца полета.

Какие материалы использовались для написания картин, которые должны были отправиться в космос?

— Материал — холст, наклеенный на легкую пластмассовую основу. Картины написаны маслом.  И сам размер картин небольшой, чтобы они не занимали много места в космосе и были легкими по весу.

Все ли ваши картины уже оцифрованы и их можно приобрести в мета-вселенных ?

— На данный момент прорабатывается вопрос официального сотрудничества с несколькими проектами по мета-вселенным. Оцифрованных картин много, но пока ни одна из них не внесена в блокчейн. У нас есть несколько проектов. К каждому NFT-проекту мы подходим персонифицировано, как к уникальному творению и не ставим это на поток. Мы не считаем, что это искусство должно быть массовым, ширпотребным, должно быть что-то новое, интересное и в духе современности.

Как устанавливается цена за картины в виртуальной реальности?

— Поскольку мы не продаем цифровые копии картин, а продали реальную картину и как дополнение к ней NFT (или NFT продали, но в дополнение к ней шла оригинальная картина) мы не разделяем данную работу NFT и оригинал друг от друга.  Поэтому цена стартовая была как на любом нормальном аукционе миллион рублей. Это нормальная начальная цена  на аукционе для картины размером  20 х 30 см. Поэтому стоимость картины NFT в данном случае оценивалась как сама оригинальная картина. Просто NFT без реальной картины на данной момент для нас не является частью того, чем мы занимаемся. То есть не входит в сферу наших интересов. Мы либо создаем цифровое NFT, то есть изначально проект, связанный с NFT — как это было с елкой, либо мы создаем цифровой сертификат к оригиналу. Вот два варианта.

Чья это была идея?

— Идея была моя. Потому что наконец-то в России появился первый маркетплейс, мне приятно поддерживать все русское современное, что идет в ногу с мировыми  трендами и я считаю своевременным его появление + это делали профессионалы совместно с Фондом Росконгресс, который является учредителем и устроителем огромного количества форумов мирового уровня, куда приезжают главы всех стран мира на протяжении десятка лет. Я понимал, что это действительно достойное место для презентации такой концептуальной истории и концептуальной идеи. Я изначально предполагал, что одной из картин, побывавшей в космосе и как бы ставшей частью нашей Вселенной надо сделать цифровой слепок в любом случае или сделать NFT, как часть метавселенной, что собственно и получилось. И очень хорошо, что вовремя удалось все это реализовать. Идея была моя, естественно после того, как сам экипаж космического корабля изъявил желание взять картины на борт. Когда я узнал, что картины будут брать, я предложил картины, а уже для себя понимал, как дальше можно продлить жизнь этим картинам — ввести их в этот NFT-проект. Собственно, одну из них. Вот мы и подобрали ту, которая максимально подошла этой ситуации.

Какие еще стихии хотите покорить?

— Любые стихии сегодня можно покорить, возраст не является аргументом. Люди летают и покоряют космос. Ричард Брэнсон полетел в космос в 70 лет. Другие люди в 90 лет совершают восхождение на Эверест. Люди без рук и без ног катаются на серфинге, сегодня любые стихии возможно покорять! Но у меня все время уходит на искусство, на занятие живописью, на стрит-арт, на индустриальный дизайн, и все проекты, связанные с искусством.  Интересуют меня только они. Отвергаю бизнес, отвергаю все и занимаюсь только искусством, а если и выбираю что-то из коллаборации  с бизнесом, то  выбираю  только самые крупные, достойные компании, например, как мои проекты с Красным Октябрем, Императорским фарфоровым заводом  и т.д.

Какие тренды в современном искусстве вы сегодня отмечаете? Должно ли быть, на ваш взгляд, современное искусство «хайповым»?

— Сам «хайп» — это тоже работа.  И можно быть как успешным в этом, так и неуспешным, но нужно выделять «отдельно мух и подливу». Есть серьезное искусство, которое не нуждается в хайпе.  Есть НИЧТО, которое обладает огромным хайпом.  Крайне редко, когда серьезное искусство объединяется с хайпом, потому что одно другому в общем-то и не очень нужно.  Искусство привлекает внимание само по себе. Хайп же нуждается в каком-то предмете. И абсолютно безразлично, что это будет: блогер, певица, носки, картина, полет на Луну или на Марс. Это абсолютно не важно. Разные задачи, разные направления и разные возможности. Поэтому нельзя путать искусство с хайпом, но если это совпадает: ажиотаж, хорошая идея и высокое искусство в едином – как получилось у нас в Петербурге, то это я считаю большим успехом. И если это еще приносит дивиденды, такие как 5 миллионов рублей за продажу этой картины, то действительно я считаю это хорошим результатом. И мы будем продолжать развиваться, работать во всех современных направлениях.

Ничего из современных направлений сегодня особо выделить невозможно, кроме наверное, криптоиндустрии  и NFT. Это является основным неким трендом, метавселенная, всеобщая цифровизация добралась и до классических форм искусства.  Возможно однажды мы все будем жить как в «Матрице». Но эта «Матрица» не должна остаться без Народного художника России Никаса Сафронова. Поэтому уже сегодня мы занимаемся интеграцией своих картин и проектов в то цифровое будущее, в котором скорое всего мы все скоро   окажемся.

Автор: Светлана Ключкина

Фото из личного архива Никаса Сафронова

Теги: никас сафроновПМЭФСоюз МС-21