Артур Арутюнян: «В «Нашем деле» есть цель – делать разноплановое шоу, а не просто бои»
закрыть
Мнение эксперта

Артур Арутюнян: «В «Нашем деле» есть цель – делать разноплановое шоу, а не просто бои»

Артур Арутюнян

Сломанные носы, гематомы, выяснение отношений, драки на пресс-конференциях и за кулисами – все это стремительно набирающее обороты российское поп-ММА. Сейчас в российском сегменте YouTube можно выделить лишь парочку действительно стоящих промоушенов, и один из них – «Наше дело».

Данная организация все же немного отличается от своих, в кавычках, конкурентов, специализирующихся сугубо на кулачных боях, так как в «Нашем деле» поединки проводятся по правилам ММА. И, кстати, это не мешает им набирать на данном этапе более полутора миллионов просмотров на одном ролике. К слову, бои в свободном доступе на YouTube от организации UFC набирают от 200 тысяч до одного миллиона, если это конечно не поединки с участием Конора МакГрегора и Хабиба Нурмагомедова. Ну а про российские промоушены ММА, например, Fight Nights, даже нет смысла упоминать. Там в среднем планка просмотров колеблется от 10 тысяч.

Мало кто знает, но основатель поп-ММА промоушена «Наше дело» Артур Арутюнян в детстве мечтал стать машинистом, а со спортом вообще не имел ничего общего. Кроме того, дорога к статусу владельца организации не была такой уж и лёгкой.

На первой своей работе я мыл машины. Учился на журфаке, работал продавцом, кладовщиком, менеджером, где приходилось продавать скотч по телефону. Затем с горем пополам удалось попасть на телевидение. Проработал на Первом канале около 10 лет. Пришел я туда как младший редактор. Перебирал бумажки, составлял документы. Но перед этим пришлось ещё у них первые три месяца работать за «бесплатно»… стажировка.

Я никогда ничем не занимался. Учился в школе хорошо, но был раздолбаем. Мне нравилась музыка, рэп, тусовки больше, чем спорт, бои и все что с этим связано. Вот не привлекало это меня. А вот футбол любил

Артур создал своё детище относительно недавно, но уже не видит на горизонте каких-либо конкурентов в поп-ММА.

Я организовал промоушен «Наше дело» в 2020 году, похожий был только «Битва за хайп». Там, кстати, я был редактором, но выполнял очень много функций. Проработав там какое-то время, я просто влюбился в этот спорт. К тому же получил достаточное количество опыта и связей. На первый турнир «Наше дело» я нашел средства у своих друзей, которые сейчас со мной и работают.

Не думаю, что кулачные бои превратятся в спорт, но свою нишу, возможно, они займут. В моем промоушене голых кулаков не будет. Да и как организатор, я это не приветствую. Я нормально отношусь к бойцам, которые там выступают, да и к организаторам тоже. Но, как к явлению… Чтобы было понятно, то это все равно что играть в футбол без щитков или в хоккей без шлемов.

Если их ранжировать, кто самый крутой, то, наверное, на первое место я бы вывел Hardcore и нас. Но мы, повторюсь, отличаемся. Все-таки хардкор – это кулачные бои. А Punch Club я не считаю за наших конкурентов, потому что они очень сильно отстают от нас по просмотрам.

«Наше дело» довольно молодая организация, которой всего 4 месяца от роду, и несмотря на то, что они стремительно набирают популярность, команда у Артура пока ещё небольшая.

Нам еще есть над чем работать. На самом деле пока не хватает большой команды, потому что нас очень мало и тяжело все это тянуть такой маленькой группой. Но мы сейчас расширяем штат. Что касается боя мечты в нашем промоушене, который соберет много просмотров, то будет очень круто, если под нашим флагом подерется Артём Тарасов. Но бои – это не наша конечная цель. Мы делаем шоу. И хотим делать шоу разноплановое. Это одна из причин, по которой хейтеры часто обвиняют в том, что я провокатор. Но для таких у меня есть ответ. Идите и попробуйте что-нибудь сделать сами, разберитесь во всей этой индустрии. Если вы считаете провокатором меня, то по такой логике провокаторы и все остальные, кто делает какое-то шоу и выводит, скажем так, зрителей на эмоции.

Сегодня можно все чаще встречается критика со стороны фанатов к тому или иному промоушену российского поп-ММА в плане переоценённых бойцов, которые привыкли получать огромные гонорары и при этом ещё показывают довольно посредственные бои, что, в конечном итоге, может сказаться на окупаемости. У организации «Наше дело» есть свой подход к этому.

Мы пробуем вразумить таких бойцов, пытаемся гонорары не заламывать. Потому что гонорары для бойцов – это показатель того ,сколько они стоят. И опять же, мы не профессиональный промоушен, мы – площадка. Мы выступаем в роли продюсерского центра, поэтому больших гонораров не платим. Но зато даем хороший медийный толчок, который со временем может привести бойца к хорошему заработку. Я вообще не знаю, кто платит бойцам огромные гонорары. Раньше Амиран задал такую тенденцию баснословных гонораров, а сейчас еще Punch Club есть, который просто закидывает спортсменов деньгами. Мы так не делаем. Если бойцы не хотят драться, то мы сразу говорим – ну идите, деритесь в другие места. Но пока таких особых случаев не было

Артур Арутюнян: «В «Нашем деле» есть цель – делать разноплановое шоу, а не просто бои»

Теги: «Наше дело»Артур Арутюнянммаспорт